Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Незаконность роспуска СССР

Пока собираю и обрабатываю информацию.
Конституция СССР 1977 г : https://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/red_1977/5478732/
Конституция РСФСР 1978 г : https://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1978/red_1978/5478721/
Декларация о государственном суверенитете РСФСР : https://constitution.garant.ru/act/base/10200087/
Полезные ссылки :
1)https://thequestion.ru/questions/314317/answer-anchor/answer/443456?utm_source=yandex&utm_medium=wizard#answer443456-anchor
2)https://vecherusia.livejournal.com/4149.html
3)https://strejndzher.livejournal.com/81980.html
4)http://back-in-ussr.com/2018/06/kak-prinimali-deklaraciyu-o-suverenitete-rsfsr.html Как принимали декларацию о государственном суверенитете РСФСР.
5)https://serp-po.livejournal.com/15785.html
6)https://serp-po.livejournal.com/16369.html#comments - о различии м/у СССР и РФ.
7)https://lev-shlosberg.livejournal.com/798573.html - Л.Шлоссберг о декларации ( коротко и ёмко)
--------------------------------------------------------------------------
Collapse )

Фактически, получается некая "филькина грамота" с точки зрения логики и действовавшего тогда законодательства. Но это не главное, т.к. это детали. Главное в том, что этот текст должен был служить "тараном" по своему смыслу.
Если всё это резюмировать, то получается следующее. По сути, Ельцин "крышует" это дело для своего собственного рывка к верховной власти ВНЕ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА. Не то что бы "республиканского значения", нет. Именно как "номера один" и создания "государства под себя", под свою власть. Пока ещё он пускает дымовую завесу в виде заявлений в духе "РСФСР - часть СССР!", но это только пока. В 1991 эта риторика уже будет не нужна.
Куда смотрел Горбачёв ( хотя с ним всё ясно - слабак, Ельцин это понимал и видел, либо там вообще была договорённость ?...)? Куда смотрел А.Я.Сухарев - генеральный прокурор СССР ? С.А.Емельянов, генеральный прокурор РСФСР ( ушёл с должности 28.05.1990 по состоянию здоровья) : «Сегодняшние идеи и попытки поставить республиканский закон над союзным есть не что иное, как проявление откровенных сепаратистских тенденций. А в морально-политическом плане верховенство республиканского закона может рассматриваться как неуважение к другим союзным республикам, поскольку союзный закон принимается с их участием. Если мы признаем приоритет международного права, то логическим продолжением этой тенденции должно быть и признание верховенства союзного закона над республиканскими».
И, наконец, наиболее важный момент. Суверенитет, как таковой, получается уже существовал, т.к., упоминался в ст. 76 Конституции СССР ( " Союзная республика - суверенное советское социалистическое государство, которое объединилось с другими советскими республиками в Союз Советских Социалистических Республик...") и ст. 68 Конституции РСФСР ( " Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика - суверенное советское социалистическое государство." ). Причём, надо сказать, что и в них термин "суверенитет" не раскрывался, и, применительно к его истинному смыслу, получается, попадал в смысловую и юридическую коллизию с буквой и духом обеих Конституций. Но речь не об этом. Речь о том, что, выходит, суверенитет уже гарантировался в существовавшем на тот момент правовом поле как СССР так и РСФСР ? Тогда ЗАЧЕМ принималась эта самая "декларация" ? Т.е., явно ДЛЯ ДРУГИХ ЦЕЛЕЙ, нежели те, что в ней провозглашались ? И Ельцин, как бенефициар этого действа, не знать и не понимать этого не мог. Значит, это лишний раз доказывает, что он лгал. А Горбачёв своим молчанием, невмешательством и трусостью ПОТВОРСТВОВАЛ развалу СССР.
Итого, что получается :
1) Данная "декларация" - первый шаг на пути осуществления развала СССР.
2) Горбачёв бездействует, как и в 1989 г при событиях в Прибалтике. КГБ, прокуратура - бездействуют ( Емельянов пытается возражать, но тут же накануне "уходит с должности" - вот так "совпадение! !!! ). Хотя уже на стадии подготовки и обсуждения нужно было Ельцина и подельников разгонять и арестовывать за госизмену.
3) Ельцин заинтересован в данном процессе, так как, видимо, прекрасно понимает, что на этом можно выиграть политические дивиденды и получить бОльшую власть. Что его сообщники-депутаНы ? Об этом можно почитать вот по этой ссылке : http://back-in-ussr.com/2018/06/kak-prinimali-deklaraciyu-o-suverenitete-rsfsr.html Это было либо коллективное помешательство, либо прекрасно понимали, что делают, а потом в оправдание врали. Т.е., суммарно мы имеем, что ВС - такие же преступники как и Ельцин. Т.е., в 1993 преступник Ельцин отдал приказ расстрелять таких же преступников из ВС. Но ! "Партнёров"-то, в итоге, не тронули ( Руцкой, Хасбулатов).
Касаемо референдума о сохранении СССР 1991 г. Единственная с ним проблема - он был проведён с запозданием. Но это не лишало его статуса референдума.

Алисова на свободе. Реакция Шимко.

https://pravdoryb.info/otsidela-polnyy-srok-zadavivshaya-pyanogo-malchika-iz-balashikhi-olga-alisova-vyshla-na-svobodu-187230.html
"...«Алисова вышла в понедельник, 11 ноября, по окончании своего срока и сейчас живёт в городе Балашове, где она проживала до переезда в Балашиху. Она уже приходила отмечаться в местной полиции. Возвращаться в Подмосковье, по моим данным, она не планирует», — сообщил собеседник..."

Реакция Р.Шимко : https://www.starhit.ru/life/jizni-ey-ne-hvatit-chtobyi-ispravitsya-otets-pyanogo-malchika-ob-osvobojdenii-sbivshey-ego-jenschinyi-192674/
"...«Жизни ей не хватит, чтобы исправиться. Она какой родилась — такой и умрет. С таким отношением к жизни и детям...», — сказал мужчина.

https://auto.rambler.ru/roadaccidents/43151403/?utm_content=rauto&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

"...«Я не буду чувствовать себя хорошо, пока их не накажу либо по закону, либо по справедливости», — добавил он. Об этом сообщает "Рамблер".

___________________________________________________________________________

Вряд ли Роман Шимко прочитает этот пост, но что я хочу сказать. Роман ! По закону Алисова уже наказана и теперь может жить-поживать дальше спокойно и с чистой совестью. И с отношением к жизни и к детям у неё как раз-таки всё нормально - ЕЁ дети живы и здоровы ! А наказать по справедливости - так кто ж мешал раньше ? Справедливость - в руках каждого из нас. Не ты ли, Роман, "давал слово офицера, что Алисова будет наказана" ? Ну вот. Видимо, какая страна, такие и офицеры, и такие и наказания. Всё фальшиво.

Есть ли в России народ, как субъект? - 2

Намедни прочитал пост уважаемого товарища Буркины https://burckina-new.livejournal.com/1389378.html и решил написать, то ,что давно хотел написать по этому же поводу.
Да, по ходу дела, товарищ Буркина прав. Я немного съеду с темы политики в сторону быта, так сказать, и на более простых примерах постараюсь написать о том же самом. На примере истории с "пьяным мальчиком". Думаю, что нет смысла пересказывать её в подробностях - каждый может ознакомиться сам при желании. Мне, например, даже нерпиятно во всём этом копаться : настолько грязно и трагично всё это произошедшее.
Но есть ещё и другой момент в этой истории, сильно меня удручающий : это поведение и позиция главы семейства  - Романа Шимко. Я не понимаю, как человек, называющий себя "офицером" смог смириться с ситуацией, при котором его маленького сына фактически убила тупая овца, используя средство повышенной опасности для окружающих, далее - последовала смерть дедушки ( отца Шимко, или тестя - не знаю, не суть важно), что, откровенно говоря, тоже является опосредованным убийством ( дедушка умер после произошедшего от переживаний). И далее - вся эта грязная чехарда с "пьяным мальчиком", что по сути является чудовищным и немыслимым оскорблением всей их семьи на всю страну.
Я считаю, что Роман Шимко должен был убить Алисову, как виновницу смерти его ребёнка и его отца ( или тестя) и бенефециария подолга, и судмедэксперта, чья подпись стояла в заключении о "пьянке". Но он этого не сделал. Почему ? Я думаю, что элементарно "зассал". И ведь его послание Вострикову ( ознакомьтесь, кто не ознакомился) косвенно это подтверждает : типичная сублимация. Объектом его гнева, озвученного вовне, становится не Алисова, не судмедэксперт, а человек, который оказался практически в схожей ситуации, но ведёт себя по-другому.
Шимко дал "слово офицера", что Алисова будет наказана. Ну и какое это наказание, давайте разберёмся ? 3.5 года в "санатории для взрослых". Я думаю, что такое колония-поселение, и в чём разница с обычной "зоной" все знают, а кто не знает, интернет в помощь ( Кунугрова вон распросите, хех ). Это ещё не учитывая вариант освобождения по УДО или амнистии. Т.е., даже в самом худшем варианте, через три года Алисова выйдет на свободу и будет дальше жить как обычно. В чём же тогда заключается наказание ? И наказание ли это, сопоставимо ли оно с тяжестью содеянного и с последствиями ? Получается, видимо, что какое "наказание", такой Роман Шимко и "офицер".
Возможно, кто-то не согласится с озвученной мной позицией. Приводя "аргументы", что мол " он тогда оставит сиротой своего второго ребёнка", "его собсвенный сын останется без отца",  "а как же семья ?!", " а как же будущее ?", "если он это сделает, у них заберут оставшегося ребенка" и т.п. ( на последнем "аргументе" особо хочу остановиться - как там, кстати, у Алисовой, обоих несовершеннолетних детей забрали в соц. учреждение, когда её арестовали и посадили в СИЗО ? Ведь папашка, муж Алисовой, тоже отбывает срок ). Отвечу так.  Дорогие друзья ! Поймите одно : НЕ БУДЕТ НИКАКОГО БУДУЩЕГО, если будет происходить такая х**ня. Она и будет дальше, если её не остановить. Ведь если, допустим, пернестись лет 40 назад и рассказать людям эту историю, я уверен, что они бы в большинстве не поверили, что такое возможно. А сегодня это реальность. Чем больше люди молчат и бездействуют в подобных ситуациях, тем больше вероятность того, что такие случаи будут происходить дальше и дальше. Завтра Шимко может потерять ещё кого-нибудь, ибо безнаказанность генерирует новых алисовых. Колония-поселение это тебе не кухонный нож или пулю в сердце получить. Туда вообще можно приходить отмечаться, если живёшь и зарегестрирован в пределах населённого пункта, где находится "санаторий" ( это если повезёт "договориться" с администрацией ).
Мне на днях попалась статья из "КП", в которой говорилось, что у семьи Шимко органы соцопеки могут забрать ребёнка, якобы из-за "ненадлежащего исполнения родительских обязанностей" всвязи со всей этой трагедией. Ну, конечно, верить "Сексомольской Кривде" - себя не уважать, но я не удивлён. С терпилами так и будет.
В общем, налицо ситуация, когда люди не то что не в состоянии что-то требовать от власти, идти наперекор её решениям и т.п., что мы называем проявлением "политической активности". Люди позволяют практически безнаказанно убивать своих детей и унижать себя. Какая уж тут "политическая активность" ? Какой "народ как субъект" ?  Есть, конечно, и исключения - это произошедшее в Сагре и в "цыганском посёлке" в Свердловске. Есть Калоев и Айбазов. Но это единичные случаи.
И пока "коллективных Шимко" больше, чем "коллективных Калоевых", не будет и "народа как субъекта".

PS. Особо чувствительных спешу успокоить - это не "призыв к самосуду", а попытка на конкретном примере объяснить, что "народ как субъект" начинается в быту, в обыденной жизни, в "пяти метрах вокруг себя". И когда он есть там, то тогда он будет и "в политике", на площадях или на баррикадах - это уж как пойдёт.

Людоедство и детоубийство в Российской Империи

Лесков Николай Семёнович, русский писатель ( 1831-1895 ). "Юдоль".
[Spoiler (click to open)]
"...IX

Перед рождеством христовым прошла молва, что началось людоедство. Известно, что и в 1892 году в деревнях об этом пробовали говорить; но теперь писаря и старшины читают газеты и знают, что о таких событиях пишется, а потому ложь скоро опровергается; но тогда было другое дело. Пришел кто-то откуда-то и стал сказывать, будто бы с отчаяния и с голоду люди убивают других людей и варят их в золовых корчагах и съедают. По преимуществу такие проделки приписывали матерям, которые будто бы, делали это из сострадания. Глядит-глядит будто бы мать на своих детей, как они мучатся голодом, и заманит к себе чьего-нибудь чужого ребенка, и зарежет его, и сварит, и накормит своих детей "убоиной". Указывали даже очень недалекие селения, где будто наверное совершились все такие происшествия, и описывали подробности этих случаев. Так, в одном селе, которое было от нас в десяти верстах, одна баба будто бы долго терзалась, глядя на томление умиравших от голода четырех детей, да и говорит им с вечера в потемочках (огня в деревнях тогда многие по бедности "не светили"):

- Спите, детки мои, голубяточки, и если вы спать будете, то я вам завтра сварю убоинки.

Старшая из детей этой бабы уже понимала нужду своего бедного житья и говорит:

- Где же ты, мамка, возьмешь нам убоинки? А мать отвечает:

- Это не ваше дело: вы уже только засните, а я побегу либо у кого-нибудь выпрошу, либо впотьмах у волка вырву.

Девочка и раздумалась о том, как мать будет впотьмах у волка из зубов мясо вырывать, и говорит: - Страшно, мамушка! А баба отвечает:

- Ничего ие страшно: спите! Вот как вы не спите да голосите, так мне это гораздо страшнее! А было это как раз в сочельник.

Дети же у бабы были погодочки - все мал мала меньше: старшей девочке исполнилось только пять лет, а остальные все меньше, и самый младший мальчишка был у нее у грудей. Этот уж едва жил - так он извелся" тянувши напрасно иссохшую материну грудь, в которой от голода совсем и молока не было. Очевидно, что грудной ребенок неминуемо должен был скоро умереть голодного смертью, и вот на него-то мать и возымела ужасное намерение, о котором я передам так, как о нем рассказывали в самом народе. Как только баба обманом угомонила детей и ее старшие ребятишки уснули с голодным брюхом, она взяла своего грудного мальчика, дрожавшего в ветошках, положила его к себе на колени и дала ему в ротик грудь, а возле себя положила на стол хлебный ножик. Изнуренный ребенок, несмотря на свою усталость, взялся за грудь, но как молока в груди не было, то он только защелкал губенками и сейчас же опять оторвался и запищал... Тогда мать пощекотала у него пальцем под шейкой, чтобы он поднял головку, а другою рукою взяла нож и перерезала ему горло.

Убив дитя, она будто сейчас же положила его в ночвы, а потом разняла на части, посовала в горшок и поставила в печку, чтобы мясо сварилось, а "утробку" на загнетке в золе сожгла, и ночвы и стол вымыла, и тогда побудила старшую девочку и сказала ей:

- Вот тут, в печи, стоит горшок - варится... В нем, гляди, для вас полно убоины... достаньте его и все мясушко съешьте, ничего не оставляйте. Слышишь ли?

Девочка говорит:

- Мамушка родная! ты зачем же одна в кусочки пойдешь, когда у нас убоинка варена! Съешь убоинки! Но мать только побледнела и руками замахала:

- Нет, - говорит, - я не хочу - вы одни ешьте!
- и с этим толкнула дверь ногой и ушла.

А девочка сейчас же высунула емками горшок из печи, перебудила - своих младших, - сели за стол и начали есть.

И всего своего братца они съели бы без остаточка, но только кому-то из них к концу стола попалась нераскинувшаяся в кипятке ручка или ножка ребенка, и они по этой ножке или ручке узнали, что едят "человечину"...

Тут они бросились бежать вон из избы, но только что отворили дверь, как смотрят - мать их в сенцах висит удавившись, подцепив веревку за решетину в снятой крыше.

В другом же селе вышло будто дело еще страшнее: там будто бы "внучки съели свою бабушку".

Обе эти новости принес в деревню и рассказывал всем на удивленье и на страх сухорукий Ефим, у которого было особенное, очень приятное положение. Его называли "прощенник", потому что он когда-то, еще при прежних господах, сделал очень большой грех: украл и один, ни с кем не поделясь, съел целый артос, и за это он был три года скорчен, но потом госпожа ездила куда-то к святыне и возила этого Ефима с собой, и он там исцелился. "Бог его простил": корча от него была отнята, но для памяти о его грехе у него рука усохла, так что работать ему было невозможно. С тех пор Ефим не жил оседло, а все ходил по святым местам, "молился и презвищал". Ефим был мастер рассказывать, но в основе его рассказов часто бывало много вздора, и врал он, ничем не стесняясь, как будто ему и не было прощения. Точно так же он наврал и о сваренном ребенке и о старухе, которую съел и внучки. Но наврал он не все от своего ума, а взял нечто и от других людей, среди которых оба эти рассказа сложились эпически и в основу их фабулы легли некоторые действительные происшествия, которые в их натуральной простоте были гораздо более ужасны, чем весь приведенный вымысел с Ефимовой раскраской.

X

В действительности было вот что: довольно далеко от нас, - верст более чем за сто, - была деревня, где крестьяне так же голодали, как и у нас, и тоже все ходили побираться кто куда попало. А так как в ближних к ним окрестных селениях нигде хлеба не было, то многие крестьяне отбивались от дома в дальние места и разбредались целыми семьями, оставляя при избе какую-нибудь старуху или девчонку, которой "покидали на пропитание" ранее собранных "кусочков".

Одна из таких крестьянских семей, удалившись в побор, оставила в избе девочку лет тринадцати, которую с собою нельзя было взять, потому что она недомогала и притом у нее совсем не было ни обуви, ни одежи.

Ей "покинули" сколько могли корочек и охапки три хворосту, чтобы она могла им понемножку топить избу, и оставили ее на волю божью. Несчастная абандона коротала дни одинокая в пустой и почти холодной избе, для согревания которой было очень мало топлива. Она сидела днем - под окошечком, пряла какую-то посконь я томилась и от голода, и от стужи, и от немощи, и от одиночества, и в этом положении ее навещала только одна подруга - таких же лет девочка из соседней избы. Разумеется, и эта девочка была такая же бедная, но та, первая - была тихая и покорная, а эта, вторая - очень бойкая и, как увидим, слишком предприимчивая.

Она и наделала бед, из которых сложились потом разнообразные легенды, ходившие по округу и еще сохраняемые, может быть, и доселе.

У этой, второй девочки - "озорницы", недавно умерла мать, и отец ее отложил новую женитьбу "до урожая", а пока он сам уходил побираться с двумя мальчиками, а "озорницу" он жалел таскать, потому что ей было не во что одеться.

Ей также "покидали кусочков и топливца", и она оставалась "при избе". А как одной в избе сидеть скучно, то "озорница" приходила скучать к смирной соседке.

Вдвоем им было веселее и теплее и дни коротать и ночь спать.

Девочки ладили между собою, несмотря на то, что резвая, приходя к тихой, не давала ей покоя и не раз ее забижала; но это все было ничто в сравнении с тем, что она один раз устроила.

Однажды, в холодный и солнечный день, утром, когда обе девочки встали, - хворая хозяйка начала набивать хворостом печь, а озорница убежала "свою избу проведать" и долго не возвращалась; но потом хворая слышит, что кто-то отворил дверь, которая вела с надворья в сени, и сейчас же в сенях послышалось блеяние ягненка.

Немощная девочка удивилась, потому что во всем их конце деревни давно уже ни ноги овечьей в живых не осталось, и ягненку взяться было неоткуда. Уцелело же несколько овец только у двух "богатеев", но это было в дворах на противоположном конце деревни. Оттуда сюда забежать ягненку было далеко, да и незачем.

Но, однако, больной, ясно было, что у нее в сенях есть ягненок и что он пришел туда не своею охотою, а его кто-то тащит и в то же время запирает за собою дверь с надворья.

Больная стоит у печи и смотрит на дверь, а дверь, вдруг распахнулась и с клубом холодного облака врывается в избу соседняя озорница, а перед собою толкает маленького черненького ягненочка. Больная спросила ее:

- Чей это баранчик? А озорница ей отвечает:

- Разве не видишь, что мой?!

- Нет, исправди чей?

- Да вот исправди и есть, что мой.

- Чего ты врешь!

- Ничего не вру: в моих руках, так, стало быть, мой. Давай мне, девушка, поскорей нож - я его зарежу! Та удивилась.

- Что ты, - говорит, - выдумала!.. Уйди ты!

- Ну как же, так я сейчас и ушла!
- поддразнила озорница и добавила: Мы эту барашку сейчас обдерем, и спечем, и есть будем.

А сама увидала в эту минуту на столе хлебный нож, схватила его, зажала барашка в колени и перерезала ему горло.

Хворая было бросилась, чтобы отнять барашка, да уже поздно было: барашек трепетал и фыркал кровью.

Девочки побранились, и хозяйка хотела выгнать гостью вон из избы вместе с зарезанным ягненком; но озорница ее не послушалась и не пошла вон, а схватила из-под лавки рогожу и хотела закрыть ею окно, чтобы никто случайно не заглянул в это окно и не увидал, что тут делается; но едва она зацепила на веретено один угол рогожи, как заметила, что к окну снаружи прильнуло детское лицо в огромной шапке, и шепелявый полудетский голос проговорил:

- А я все видел, что вы, сибирные, сделали! Робкая хозяйка так и замерла, а бойкая виновница всего происшествия дала ей знак, чтобы она молчала, а сама закричала на говорившего:

- Ан врешь, ты ничего и не видел!

- А вот же, убей меня бог, видел!
- отвечал мальчик, в котором обе девочки теперь могли узнать картавого хозяйского сына из того самого двора, чьего ягненка озорница заколола.

- Ну, а если видел - так скажи: что же ты видел?..
- переговаривалась она, продолжая держать против окна рогожу.
- Я видел, что вы нашего ягненка зарезали, - отвечал мальчик.

- Ну вот ты и врешь!

- Нет, видел... я сейчас побегу и тятьке скажу. Тут озорница не стала больше спорить, а переменила тон:

- Нет, ты слушай... ты, хороший мальчик, - этого пустого не сказывай!

- Ан скажу... Зачем вы зарезали?!

- Да на, посмотри, - барашек жив еще.

- Не ври, не ври! Я видел, как ты на - него верхом села да по горлу его полоснула!..

- Ну, а вот поди же, посмотри, - он жив.

- А зачем он не кричит?

- А зачем ему кричать, когда ему хорошо. Бяшка! бяшка! Ишь, смотри... хвостиком махает! Поди посмотри, как ему хорошо, - тебе и самому так захочется.

Мальчик хотел посмотреть в окно, но девочка не отвела рогожи, а упорно звала его в избу,

- Поди, - говорила она, - поди сюда в избу... Ишь ты какой молодчик! И чья это только на тебе такая шапка ухастая?

- Шапка дедкина.

- То-то, ты в ней ишь... как купец, пригожий. Она у тебя, гляди, в середке-то еще, должно быть, пуховая?

- С перьями.
- Тот-то я и вижу, что из нее из середки перо куриное лезет... Поди, я тебе эту дырку в шапке иглой зашьют

- Не надобно.

- Отчего же так не надобно? Иди, дурачок - я зашью.

- Свои бабы зашьют.

Девчонка бойко его передразнила:

- "Свои бабы зашьют"... Легко ли радость какая в своих бабах! К нам иди - у нас лучше.

- Не надобно.

- Зарядил одно: "не надобно"! Иди говорю тебе, - увидишь, что надобно будет:

Мальчик стал водить по снегу хворостиною и, - заминаясь, повторил:

- А что будет?

- Хорошо поиграем с тобою... Иди скорее!

Мальчик еще больше заколебался и глухо протянул:

- Не надо было барана резать... Зачем зарезала?

- Да полно тебе все про одно, дурак!.. Иди... я за тебя замуж выйду, а она будет свахою, а потом я тебя на ней женю... Иди... хорошо поиграемся.

Маленькая сирена восторжествовала, и еще меньший сатир, в дедкиной шапке на курином пере, будто нехотя пополз к двери избы, куда его поманили на обещанные забавы, а чуть только он отворил дверь и перелез через порог, в дедкином треухе и с огромною хворостиною, озорная девочка сейчас же схватила его за руку и говорит:

- На-ка, игрунок, смотри-ка, где ваш ягненок-то!

- А где же он?

- Вон, вон, - гляди, он сигает вверху на полочке!

Мальчик этот был моложе обеих девочек - ему всего было лет десять, но он понимал, что барашек не птица и что ему наполице быть не пристало; однако мальчик поднял вверх голову, а девочка в ту же секунду нахлобучила ему шапку до подбородка, - воткнула ему в горло ножик и толкнула его коленом в спину так сильно; что он упал ниц, и ножик еще глубже вонзился в его горло.

Мальчик лежал ниц, замирал в тихих, но сильных содроганиях и захлебываясь собственною горячею кровью, которая лилась из раны прямо в шапку и, наполняя ее, быстро задушила его через рог и ноздри. Он не вскрикнул и даже не подал стона, и можно сказать был убит мастерски, да и сам себя вел молодецки: придя сюда поиграть в мужья, он в самом деле вел себя мужественно - не плакал и не жаловался на женское предательство, а лежал, как жертва коварства и любви, распластав руки вразмет в разные стороны и не выпуская из крепко сжатой ладони ореховой хворостины.

Как шел на свидание, так и умер во всей своей пышной представительности.

Больная девочка, увидя такое происшествие, заголосила и хотела выбежать из избы, но гостья погрозила и ей ножом и сказала:

- Чего ты боишься?.. Он сам наткнулся. Хотел играть - вот и поиграл... Слушай меня, а то и тебе то же будет. Пихай больше хворосту в печь... Мы этого мальчонку сожжем - и знать ничего не будут, а барашка спечем и поедим убоины.

Больная девочка, дрожа от страха, стала исполнять распоряжения своей гостьи: они с очень большим трудом запихали убитого мальчика в печь, потому что растопыренные руки ребенка и хворостина, которую девочки никак не могли вырвать из окоченевшей руки, давали мальчику самооборону; он растопырился в самом устье печи и не хотел лезть, так что с ним, с мертвым, пришлось бороться и драться. Только после многих трудов и усилий его, наконец, одолели и пропихали в печь, и завалили его хворостом, и зажгли этот хворост, а потом принялись свежевать барана; но дело это тоже пришлось им не по силам.

Чтобы снять кожу с убитого животного, для этого нужно известное уменье, которого у девочек не было, и притом они сделали упущение, дав трупу барашка закоченеть, после чего освежевать его стало еще труднее. А потому они все перепортили и бросили, а откромсали кое-как, вместе со шкурою, одну ляжку и принялись ее печь без всякой приправы и в той же самой печи, где теперь сожигался убитый мальчик.

Мальчик горел, запихнутый в печь подальше, а баранья ляжка пеклась в той же печи, только поближе к устью, и у загнетки стояла робкая девочка-хозяйка, подбивая к огню хворост, а озорная гостья убирала хату, то есть засыпала сором и золою кровь, пролитую на земляной пол, и металась, не зная, куда сбыть с глаз долой выпущенную из барана утробу.

В конце она решила закопать ее под лавкою и принялась за это дело.
Простота всех побуждений и приемов этого двойного и прогрессивно восходившего преступления двух малолетних была изумительна! Обе девочки убивали и прятали следы своего преступления чисто по-детски - точно будто играючи... И пока на дворе был свет, они чувствовали себя бодро; но когда короткий зимний день померкнул, на них тотчас же напал страх и они стали соображать, что печку пора бы закрыть и избу "укутать", но этого нельзя было сделать, потому что мальчик еще далеко не сгорел, и казалось, что он будто даже и не горит, а словно он еще жив и в пылавшем хворосте "ежится". Девочки старались избавиться от него как можно скорее и спешили набивать в печь нового топлива, и не заметили, как сожгли весь бывший у них запас хвороста, и печь угрожала потухнуть; а между тем в доме, где пропали баранчик и мальчик, к ночи хватились того и другого и начали их искать по дворам, причем искавшие пришли и в избу, где были девчонки, и преступление их было открыто: убитого мальчика отыскали "по гари", то есть по пригорелому запаху из печи.

Барашек был еще цел под лавкою, а в печи под пеплом нашли обгорелое туловище ребенка, от которого даже не отпали ни голова, ни оконечности. Девочки во всем признались и были отправлены в острог, а из того, что они сделали, посредством пересказа из уст в уста, составилась та басня, которую принес к нам в деревню исцеленный Ефимка....

Комментариев не будет, да они особо тут и не нужны. "Всё просто прекрасно", n' est ce pas ?

PS   Конечно, "это всё художественная литература" и "писатель мог всё это выдумать" ( единственное - на "большевистскую порпаганду" это уже не свалишь ). Но ведь и "О голоде" Л.Толстого - тоже художественная литература ? Могла ли история, рассказанная "блаженным" Ефимкой быть правдой ? 50/50, учитывая как вот эти факторы : http://skaramanga-1972.livejournal.com/329729.html , так и уровень развития тогдашнего общества и тот беспросветный средневековый мрак, в котором жил простой народ. Отсутствие дорог, транспорта, связи  вполне делало "медвежьи углы" недосягаемыми и что там творилось - можно было только догадываться. Ну и уровень развития стаистики в РИ на конец 19 в. оставлял желать лучшего.